Поддержите деньгами инициативы RUSSOL
Close
Лекции Y Combinator.
На русском и украинском.
Как это было весной-летом 2017: http://russol.info/startupinit
Я присоединяюсь
Я помогу с
Имя
Емейл
Телефон
Профиль в соцсетях
Почему вам это нужно
Присоединиться к команде RUSSOL
Готов помогать
Я помогу с
Имя
Емейл
Телефон
Профиль в соцсетях
Почему вам это нужно
Предзапись на просмотр или посещение лекций потока осень 2018
По вторникам и четвергам. C 19 до 21
Лекции будут доступны в формате трансляций, записей и конспектов.
Имя
Телефон
Емейл
О вас
Какой тип участия интересен?
Другой тип участия
Ольга Флер, MeetForCharity: как создать социальный
стартап с оборотом в десятки миллионов и сделать
благотворительность эффективной
Стань спонсором RUSSOL, поддержи наши инициативы! Задача RUSSOL: передать опыт создания IT-компаний и вдохновить начинающих предпринимателей. Цель: чтобы на постсоветском пространстве также появлялись свои Элоны Маски и Джефы Безосы

Напишите Юрию, чтобы познакомиться и узнать друг о друге

Статья – итог лекций или других мероприятий, проводимых и инициируемых школой стартапов RUSSOL
Подписаться на рассылку
Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности: мы будем отправлять вам письма с конспектами лекций школы, новостями школы, а также анонсами проводимых событий
Фото: Ирина Белоносова/Meet For Charity
Стойкий стереотип гласит, что благотворительность — это протянутая рука, жалкие крохи, боль и страдание. Многих это отпугивает, но бывает иначе. Если организовать благотворительную организацию по принципу стартапа — с KPI, планами по масштабированию и обязательствами перед инвестором, — можно убить двух зайцев: больше собирать для тех, кому нужна помощь, и хорошо зарабатывать самим. А еще — делать благотворительность интересной для самых разных людей и помогать бизнесам выстраивать социально активные бренды. Основательница проекта MeetForCharity Ольга Флер в своей лекции для онлайн-школы стартапов Russol рассказала, как устроен ее социальный стартап, — а Inc. записал все самое важное.


Что такое MeetForCharity
Проект MeetForCharity родился в офисе пиар-агентства, где я работала. Моя коллега сказала, что хочет познакомиться и пообщаться с кем-то интересным,
а мне были нужны деньги на благотворительность, и я выложила ее фотографию в Facebook, предложив друзьям заплатить за встречу с ней. Получила шквал комментариев. Это была просто шутка, но из нее родился фандрайзинговый сервис, аукцион, где лоты — встречи с интересными людьми, а вырученные средства направляются на благотворительность.

Одним из первых проект поддержал Сергей Капков, благодаря чему MeetForCharity начал набирать популярность. Сейчас проект стал международным, в нем участвуют люди из России, Украины, Израиля, Великобритании, США.

Каждый день в группе MeetForCharity в Facebook и в приложении (его можно скачать в AppStore) появляется какой-то интересный персонаж — медийная персона, известный бизнесмен, чиновник. В комментариях люди предлагают свою цену за возможность встретиться с этим человеком за чашкой кофе, ставки принимаются в течение 5 дней.

Самая «простая» встреча стоила 20 тыс. рублей; самая дорогая — с главой Mail.Ru Group Дмитрием Гришиным — 1,5 млн рублей. За 2 года нам удалось организовать более 350 встреч и привлечь 40 млн рублей для более чем 80 фондов. А после поездки в Силиконовую долину — получить инвестиции
в размере $250 тыс. В планах — вывести продукт на глобальные рынки; сейчас ведем переговоры с Лондоном, ОАЭ, США.
Благотворительность может быть прибыльной
Однажды я попала на лекцию Рубена Варданяна, после подошла,
рассказала ему об одном из своих благотворительных проектов и он задал вопрос: «А этот проект самоокупаемый?» Я смотрела на него круглыми глазами: как благотворительность может быть самоокупаемой? Оказывается, может; существуют даже разные модели — например эндаумент-фонды, которые отдают целевой капитал в управление, или американская модель charitable
for-profit, когда компания, отдающая прибыль на благотворительность, организована как коммерческая. Благотворители не могут помочь всем нуждающимся и, выбирая, на что пожертвовать деньги, предпочитают вкладывать в наиболее эффективные модели.

Тогда мне пришла в голову идея заниматься не благотворительностью,
а социальным бизнесом. Мы зарегистрированы не как НКО, а как ООО.
Мы собираем деньги для фондов и организуем встречи, а фонды
отчитываются о тратах и возвращают нам комиссию — 15% по договору фандрайзинга. При этом каждый месяц мы привлекаем от 2,5 до 4 млн рублей.

Конечно, были споры о размере комиссии, фонды считали, что 15% — много. По российскому законодательству, любой благотворительный фонд может забирать себе 20% от всех благотворительных пожертвований — на ФОТ, аренду и т.д. На мой взгляд, 15-20% — это адекватная комиссия ведь MeetForCharity вносит свой вклад в маркетинг фондов, их развитие.
Инвестиции в ценности
Инвестиции, которые мы привлекли, — это конвертируемый займ на 3 года
под 0,8% по оценке 100 млн рублей. Мне повезло найти инвестора, который разделяет ценности проекта: он, конечно, рассчитывает на дивиденды,
но социальная миссия для него на первом плане. Я встречалась с большим количеством «токсичных» инвесторов, для которых на первом плане были деньги, но отказывалась от сотрудничества с ними.
На других рынках совсем иная картина. У меня есть список из 25 зарубежных акселераторов, которые занимаются только социальными стартапами, — люди действительно инвестируют в них, понимая, как они работают и что дают.
Благотворительность может быть fun
Мы привыкли к тому, что благотворительность — это когда ты что-то отдаешь, но участие в ней может давать что-то взамен — менять жизнь, помогать развивать бизнес. Например, человек, который заплатил 1,5 млн рублей
за 40-минутную встречу с Дмитрием Гришиным, не только поучаствовал
в благотворительности, но и решил какие-то свои бизнес-вопросы.

Люди часто не готовы заниматься благотворительностью из-за тяжелых эмоций, из-за неготовности видеть чужую боль. Мой опыт говорит, что благотворительность может вызывать позитивные эмоции.

Аудиторию привлекает даже игровая составляющая — наш сервис популярен не только среди тех, кто платит за встречи, но и среди тех, кто следит за торгами. Я часто встречаю людей, которые говорят: «Ой, я помню, я смотрела! А вот этот ушел за столько, а вот тот — за столько!».
Достать до звезды с помощью нетворкинга
Знаменитости, встречи с которыми приобретают наши благотворители, разумеется, не из моей записной книжки — их приводят фонды, с которыми
мы сотрудничаем. У многих фондов в попечительских советах известные люди: например, Герман Греф входит в число попечителей фонда «Созидание», Михаил Фридман — фонда «Линия жизни». Они могут пригласить
в MeetForCharity кого-то из своего круга общения.
Благотворительность может быть эффективной
Мы постоянно думаем, как монетизировать проект, так как хотим иметь возможность развивать концепцию и делать больше. Комиссии на это не всегда хватает. Многие компании хотят, с одной стороны, получить доступ
к платежеспособной аудитории, с другой — ассоциировать себя
с благотворительностью, выстраивать социально-активные бренды. Мы помогаем им в этом, разрабатываем маркетинговые стратегии. Например, организуем встречу со знаменитостью на заднем сиденье автомобиля,
а предоставивший его автомобильный бренд еще и удваивает победившую ставку. Или помогаем компаниям придумывать собственные благотворительные программы.

Для тех, кто не может заплатить сотни тысяч за встречу со знаменитостью,
мы запустили совместный проект с Добро Mail.Ru, в котором можно делать небольшие ставки от 300 рублей, а победитель выбирается случайным образом, — при этом все ставки собираются и идут на благотворительность.

Стараемся сделать наш продукт доступным, эффективным, понятным. Первым и самым надежным инструментом, благодаря которому проект быстро завоевал популярность, был Facebook, но теперь у нас есть и приложение,
и web-платформа.

Пробуем разные инструменты. Например, на конференции или панельной дискуссии после выступления спикера проводим оффлайн-аукцион, разыгрываем возможность пообщаться со спикером с глазу на глаз — так,
в Сколково после выступления генерального директора SPLAT Евгения Демина мы «продали» 40-минутную встречу с ним за 450 тыс. рублей. Другие инструменты — карты лояльности, подписки на регулярные пожертвования
и т.д.
Риски
Если человек, купивший лот, отказывается от встречи и передачи денег, у нас всегда есть вторая ставка. Такого, чтобы отказывались сами лоты, я не помню.
В самом начале у нас был партнер «АльфаСтрахование», который страховал ставки и возвращал средства, если встреча отменялась. Сейчас мы делаем это сами.
Благотворительность может принести пользу бизнесу
Благотворительность можно «ввернуть» почти в любой проект. У нас об этом не думают — люди ищут инструменты помощи, но помогают, как правило, спонтанно, по зову сердца, а не системно. В Америке привычку к благотворительности впитывают буквально с молоком матери.

Когда делаешь хороший социальный проект, сами приходят СМИ,
с удовольствием пишут о цифрах, публикуют анонсы мероприятий — охотнее, чем в случае чисто коммерческих проектов.

Благотворительность привлекает людей с горящими глазами. Когда у меня был свой бизнес, сотрудники просто работали с 9:00 до 18:00. Когда я его закрыла, чтобы заниматься благотворительностью, вокруг меня собралась команда, которая считает работу своей миссией.
Как разделять бизнес и благотворительность
Никак — этого не требуется. Чем больше мы собрали средств
на благотворительность, тем больше заработали. Если говорить о ценностях нашей компании, то в приоритете — помощь.

Есть такой американский автор Дэн Палотта — он написал книгу «Неблаготворительность», выступает на TED. Он говорит: люди, которые работают в благотворительном секторе, не умеют зарабатывать, умеют только просить и извиняться. А люди, которые умеют зарабатывать, в благотворительность не идут, потому что привыкли к определенному уровню дохода. Но если в благотворительный фонд приходит топ-менеджер, способный увеличить оборот с 6 млн рублей до 60 млн рублей, почему бы не дать ему зарплату в 200 тыс. рублей? Пора менять стереотип о том, что работа в благотворительности — это всегда позиция просящего и жалкие крохи.
Прочитайте это

Я Юрий, работаю в некоммерческой школе стартапов RUSSOL, а еще координирую инициативу по переводу курса лекций школы стартапов Y Combinator.

Вместе с волонтерами мы перевели и субтитровали почти 50 часов видео о стартапах: от поиска бизнес-идеи и до инвестиций и международных продаж. Материалы 2018 года тут, 2017 года — там, а 2019 — здесь

Миссия RUSSOL — чтобы на постсоветском пространстве рос настоящий средний класс. И мы помогаем начинающим предпринимателям открытыми образовательными лекциями, митапами, конференциями, где рассказываем как создать продукт, привлекать деньги, формировать команду и так далее.

Как часть наших усилий мы сделали доступными на русском образ мышления Джефа Безоса, раскрытый им через письма акционерам Amazon

Ищем тебя читатель, мы хотим, чтобы ты внес свой вклад в инициативу: переводил лекции, письма, составлял конспекты, вычитывал тексты, занимался сайтом на тильде. Давайте общаться, чтобы вместе учиться, перенимать опыт, расти и приносить пользу своему дому

А еще ищем спонсоров, которым близка тема и кто готов поддержать наши инициативы. Напишите мне в телеграм
Источник: incrussia
Автор статьи: Мария Михантьева
Made on
Tilda